Секты против свободы информации

Встреча с профессором Дворкиным А. Л. состоится в Казанском храме г. Владивостока (ул. Верхнепортовая) 9 сентября 2016 г. в 18.00. Приглашаются все желающие!

Беседа с А. Л. Дворкиным, доктором богословия, заведующим кафедрой сектоведения Свято-Тихоновского богословского института г. Москва. (запись от 2004 г.)

- Александр Леонидович, Вы оказались во Владивостоке сразу по двум причинам. Первая - для участия в конференции по проблеме толерантности, вторая - для чтения лекций по новым религиозным движениям на отделении теологии и религиоведения ДВГУ. По своей сути обозначенные темы оказались взаимосвязанными. И темой ваших  выступлений стала проблема сектантства  и толерантности. Итак, почему Русская Православная Церковь предупреждает общество об опасности сектантства?

- Проблема толерантности, или, по-русски, терпимости, неразрывно связана с правами человека. На самом деле всегда нужно отдавать себе отчет в том, что любая терпимость - это не самоцель. Тогда, когда нарушаются права человека, когда личность порабощается, когда человека обманывают, насилуют, ни о какой терпимости не может идти речи. Секты, тоталитарные секты - это как раз те организации, которые нарушают права человека. И об этом всегда стоит говорить,  потому что толерантность, как я уже сказал, не является самоцелью, это не та цель, которая оправдывает все средства, это лишь один элемент весьма сложного процесса построения гражданского общества. Гражданское общество должно уметь защищать своих граждан от различных преступников, от насильников, от мошенников, независимо от того, в какие бы одежды они ни рядились: в криминальные, в педагогические, в экологические или религиозные.

- В своем выступлении на конференции Вы проводили ту мысль, что гражданское общество не может быть построено, если в нем не будет соблюдаться право на свободу информации...

- Да, в том числе и это. На самом деле тоталитарные секты более всего воюют против свободы информации, они боятся распространения о себе правдивой информации. Право любого человека получать свободно информацию, но когда это право нарушается или ограничивается, соответственно это становится грубым нарушением прав человека. Свобода религиозного выбора  невозможна без полноты информации. Чем больше информации будет иметь человек, тем более свободен будет его выбор. Но для того, чтобы сделать выбор, человек должен знать, что он делает выбор. Часто ему даже этого не сообщают. Человек, попадая в секту, часто не знает о том, что за него выбор уже сделан и он попал в секту. Поэтому наша задача лишь донести до человека информацию о различных тоталитарных сектах, а дальше выбор будет за ним.

- Не скрывается ли за призывами к толерантности простое равнодушие?

- Я как раз и говорил об этом в своем выступлении. Терпимость терпимости рознь. Часто терпимость лишь прикрытие для безразличия, для ничегонеделания. Поэтому иной раз громче всех кричат о терпимости самые нетерпимые организации, те, которые не проявляют терпимости ни по отношению  к своим членам, ни по отношению к своим критикам, ни по отношению к тем, кто не разделяет их идей. Вы знаете саентологическое определение этики? Оно состоит из двух частей: первая часть - это искоренение всех антисаентологических  воззрений, а вторая часть - это  искоренение всех несаентологических воззрений. Отсюда их этика - это насаждение повсюду саентологии.

- С чем связано то, что сторонники толерантности активно поддерживают тезис об одном-едином источнике для всех религий?

- Эта  оккультная идея, которая старше идеи христианского экуменизма. Если ее поддерживают  наши обычные интеллигенты, сектозащитники - за ней скрывается  абсолютное равнодушие. "Коль скоро все религии из одного источника - значит,  я  должен ничего не делать. Потому что из одного источника происходят мои прекрасные идеи, мои благородные  душевные порывы и  я могу жить таким, каким я есть, в этом я могу чувствовать свое родство с Богом". Эта позиция полного равнодушия и духовной лености, которая попросту приводит к  духовному параличу.

- Как же в такой ситуации вести себя православному человеку?

- Христиане знают, что все религии не исходят из одного источника. Мы знаем об узком пути христианина, о том, что Царствие Небесное силою берется, поэтому нам нужно стараться продолжать свою церковную жизнь, постоянно борясь с собой, преодолевая себя. Что касается других людей, которых соблазняют эти идеи, в идеале было бы  хорошо, чтобы они видели подлинное христианство и шли за нами по нашему примеру. Если, увы, своим примером большинство из нас не может похвастаться, тогда  нужно стараться быть интеллектуально открытыми, любознательными и стараться познать то, что говорили о вере, о христианской жизни наши великие предшественники. Если мы не можем научить людей своим примером, тогда нужно показать пример наших святых, наших отцов Церкви. Нужно учиться выбирать из массы информации. Очень многие люди, думая,  что читают православные книги, на самом деле читают книги странного, сомнительного содержания. Если мы хотим познакомиться с настоящим содержанием нашей веры, нужно помнить, что есть Священное Писание и есть святоотеческое предание. Это наша основа. Нужно читать серьезные книги, а не легкие брошюрки, которые  могут выглядеть как православные, но иметь соблазнительное содержание.

- В тех условиях, в которых  сегодня мы сталкиваемся с равнодушием и религиозным всесмешением, с распространением сектантства, в церковной среде существует позиция, которая считает лучшим отгородиться от всех, закрыться, - одним словом, добровольно сделаться маргиналами...

- Мы сами легко готовы превратиться в секту, закрывшись для всех, для внешнего мира, перестав нести ему какую-то миссию. Мы не стремимся найти тот язык, на котором нас услышат люди, не стремимся быть всем для всех. Не стремимся говорить с людьми на их языке о том главном, что им нужно услышать. Мы порой живем в каком-то виртуальном мире. Я и сам постоянно ловлю себя на том, что в своей публицистике обращаюсь к православным, к единомышленникам. Конечно, легче общаться с теми, кто тебя понимает. Вот, например, мы собираемся вместе, рассказываем о сектах. Но ясно, что православные в секту не пойдут. Поэтому важно найти такие аргументы, которые будут понятны тем, у кого действительно существует реальная опасность попасть в секту.  Если мы говорим о нашей вере, то нужно говорить о том, что может услышать  молодое поколение.  Если мы миссионерствуем среди инославных, то нужно говорить так, чтобы они нас услышали. Об этом нам нужно постоянно помнить.

- Мне кажется, что Вы в своих выступлениях как раз больше и стараетесь обращаться к тем людям, которые не имеют ярко выраженной религиозной ориентации, а то и вовсе к неверующим.

- Да, конечно. Православным просто достаточно рассказать что-то о секте, а находить для них дополнительные аргументы порой не нужно. И без них все ясно.

- Нет ли опасности в том, что религиозно дезориентированный человек, послушав наши лекции о сектантстве, придет к выводу, что повсюду одни секты, и будет бояться религии вообще?

- Как-то у меня в одном из сибирских городов в местном университете была лекция, посвященная обману при вербовке, проводимой теми или иными сектами. Слушали очень хорошо. В первом ряду сидел заинтересовавшийся юноша, который в конце просто в отчаянии воскликнул: "Если всюду подделка, то как же быть?". Я ответил: "Вы сказали о подделке. Если есть подделка, значит, есть оригинал. Коль скоро он есть, то, наверное, стоит попробовать его найти". В общем, так получается, что в моих беседах со светскими аудиториями мы начинаем с сект, но неизбежно приходим к Православию. Во всяком случае, я стараюсь хотя бы дать немного почувствовать, что есть оригинал, что подлинные ответы есть.

- Как вы оцениваете перспективу религиозной ситуации в России?

- В плане распространения сект - не очень оптимистично. Другое дело: какой план Господень. Всегда случаются какие-то события, которые все опровергают, которые предвидеть никогда нельзя.  Кто мог подумать двадцать лет назад, сколько откроется новых православных храмов?! Поэтому одно - человеческие расчеты, другое - Бог поругаем не бывает и с Его помощью все возможно.

- Какие сейчас в  России самые распространенные секты?

- Это двадцать-тридцать сект, о которых я рассказываю в своем "Сектоведении". Это наиболее широко распространенные всем известные секты или наиболее влиятельные. Сейчас просматривается тенденция  смещения удельного веса с сект западного происхождения на секты отечественного происхождения. Их появляется все больше, они приобретают все большую известность.

- За несколько дней пребывания в Приморье увидели ли Вы здесь какую-то  особую ситуацию?

- У вас достаточно характерная ситуация, как и для всей России. Историческая специфика всех восточных регионов одна: слабое, к сожалению,  укоренение православия и большое количество приезжих людей, еще не оторвавшихся от старых своих мест и не успевших пустить здесь своих корней. У вас достаточно большое количество людей, которые приезжают просто на заработки и не оседают. Такие люди делаются более готовой добычей для сект, поскольку вне своего знакомого окружения человек становится более внушаемым.  Это специфика всех восточных регионов. Ваша приморская  особенность  - это близость Кореи, Китая и США. От вас до Америки ближе, чем до Москвы, особенно до штата Калифорния, который иногда называют Культ-форнией.  Плюс многочисленные корейские секты, которые пришли в Россию через Приморье.

- Корейские христианские церкви являются ли традиционными?

- Это именно "корейские" и постхристианские секты, которые часто коренным образом отличаются от традиционных церквей. Изначально они созданы американскими миссионерами. Но в Корее  все было преломлено по-своему. Корейские духовные традиции типа  шаманизма, спиритизма и прочих народных верований широкой струей влились в корейские церкви и поэтому от христианства там осталось только название.

- Что значит постхристианские секты?

-  Традиционные протестанты -  это группы, которые возникли в эпоху Реформации - лютеране, кальвинисты, англикане. Методисты - это переходная группа, которую те же лютеране уже отказываются называть протестантами. Различные квакеры, баптисты, меннониты, евангелики и прочие - это уже постпротестантские группы. Адвентисты, пятидесятники - это "пограничные" группы с такими отклонениями, которые полностью отнести их к христианскому миру не позволяют. Далее "Свидетели Иеговы", неопятидесятники - эти группы уже однозначно  не имеют никакого отношения к христианству.

- Можно ли сказать, что в последнее время замечается стремление к объединению традиционных протестантов с более поздними, постхристианскими группами? Например,  с неопятидесятниками.

- У пятидесятников было три волны в их движении: первая - это создание пятидесятничества, вторая - в начале двадцатого века, это послевоенное движение харизматиков, здесь пятидесятники стали проникать в более-менее традиционные деноминанции. К тем же баптистам, евангеликам, даже к лютеранам, в римо-католикам. И третья волна родилась на основании второй. Она получила два корня: один - пятидесятничество, второй - американский оккультизм. Сейчас харизматией заражены очень многие традиционные протестантские  конфессии. Лютеране, баптисты не признают за христиан неопятидесятников. Не нужно думать, что нас  это совершенно не касается. Есть православные священники, которые заявляют о возрождении в духе. На богослужениях у них вы увидите  то, что происходит  во время радений у неопятидесятников. Например, в Америке есть православный священник-харизматик Евсевий Стефану, у которого говорят языками. А  московский священник Георгий Кочетков на своем сайте ссылается на этого американца как на пример христианского возрождения.  Поэтому, увы, не нужно думать, что это не наши проблемы. К сожалению, харизматия - это такая зараза, которая перекинулась и на православных.

- Что-то людей привлекает в этом харизматическом движении. Видимые проявления некоторых  обескураживают и приводят к признанию подлинности такого действия Святого Духа.

- Да, и потом это приятно, это круто. Вместе с тем становится как-то очень просто: пережил "сошествие" Святого Духа - значит, уже святой, спасенный, можно ни о чем не заботиться. Получай "кайф". Проси от Бога то, что тебе нужно на потребу и потом держи карман шире, все должно на тебя "с неба" свалиться.

- Вы руководитель информационно-консультативного центра во имя св. Иринея Лионского. Как проходит его работа?

- У нас нет специальных дней для приема. Мы встречаемся с людьми по мере необходимости. Это происходит постоянно. И в тех случаях, когда возникает потребность в личной встрече, приглашаем на очный разговор. В среднем у нас бывает не меньше двух посетителей в день. Не меньше пятнадцати консультаций по телефону.

- Что интересует тех, кто к вам обращается?

-  Если у людей просто досужий интерес, мы их отправляем к публикациям в интернете, к книгам. Особо выделяем работу с журналистами или запросами  официальных, общественных организаций. В конкретных ситуациях работаем с пострадавшими от  сект.

- Не могли бы вы дать общие советы, как проводить антисектантскую работу?

- В идеале было бы хорошо в каждом региональном центре  иметь свои антисектантские центры, в которые люди из края могли обращаться. Чтобы был свой информационный центр, который имел бы какую-то свою базу данных по региону. С другой стороны, в таких центрах должно быть сотрудничество с правоохранительными органами, психологами, юристами. Эти центры должны быть открыты для сотрудничества со всеми здоровыми силами нашего общества, потому что сектантство - это наша общая проблема и одной церкви ее не решить.

P. S.  Информационно-консультативный центр свщч. Иринея, еп. Лионского (рук. Дворкин А. Л.): 119435, Москва, ул. Погодинская, 20/ 2. Тел./факс (095) - 246-25-35.
E-mail: iriney@vinchi.ru